• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: царя (список заголовков)
21:15 

Кто и когда назвал Воскресенский монастырь Новым Иерусалимом?

На Священном Соборе 1666 г. среди обвинений, предъявленных патриарху Никону, прозвучало и то, что он самовольно присвоил Воскресенскому монастырю на Истре имя "Новый Иерусалим" (1). Подробности наречения имени Ново-Иерусалимскому монастырю известны нам из сочинений людей, близко знавших патриарха Никона и бывших его духовными учениками — Иоанна Шушерина и архимандрита Ново-Иерусалимского монастыря Никанора, которые называют иного автора этого названия — царя Алексея Михайловича.

Эта версия осталась практически незамеченной в литературе, посвященной патриарху Никону и истории Ново-Иерусалимского монастыря. Более того, вопрос о том, когда эта обитель получила это имя решался на основе биографии патриарха Никона, написанной Иоанном Шушериным.

Сам автор "Известия о рождении и воспитании и о житии святейшего Никона, патриарха Московского и всея России", свидетелем описываемых событий не был: впервые он побывал в Ново-Иерусалимском монастыре 19–20 ноября 1657 г. среди других певцов, сопровождавших патриарха Никона (2). Следуя житийному канону, он не сообщает точной даты освящения Воскресенского собора. Но, сам того не желая, Иоанн Шушерин излагает две версии наименования Ново-Иерусалимского монастыря. В первой, представляющейся автору "Известия…" предпочтительной, автором наименования "Новый Иерусалим" выступает царь Алексей Михайлович. Иоанн Шушерин сообщает, что вскоре после покупки патриархом Никоном села Воскресенского здесь начали ставить деревянную церковь, на освящение которой предстоятель Русской Церкви пригласил государя (3).

Итак, согласно этой версии, царь приезжает на освящение деревянной церкви Воскресения и после отъезда из обители отправляет патриарху Никону послание о том, что этому месту Самим Богом предначертано называться Новым Иерусалимом. Патриарх кладет это послание в серебряный ковчежец и ставит его под престолом Воскресенской церкви. Надо сказать, что Иоанн Шушерин еще дважды возвращается к названию монастыря "Новый Иерусалим", подчеркивая, что оно дано царем (4).

Надо сказать, что в "Известиях" изложена и вторая версия, свидетельствующая о совместном — царя и патриарха — наречении имени монастырю, но Иоанн Шушерин говорит об этом вскользь (5).

Версия архимандрита Никанора, изложенная в двух редакциях стихотворной "летописи" Ново-Иерусалимского монастыря (6), расходится с первой версией Иоанна Шушерина во многих, весьма существенных деталях. В обеих редакциях "летописи" рассказ об освящении Воскресенского храма и наречении имени Ново-Иерусалимскому монастырю помещен между двумя датами — 17 июня и 18 октября 1657 г. При этом повествование построено таким образом, что рассказ об освящении храма и наречении имени монастырю в равной степени может принадлежать обеим датам. Внимательный анализ "летописи", однако, показывает, что с первой датой архимандрит Никанор соотносит освящение деревянной церкви Воскресения в присутствии царя и Священного Собора. Сразу же после этого Алексей Михайлович вместе с патриархом обошел окрестности монастыря и, взойдя на Елеонскую гору, нарек его Новым Иерусалимом. Собственноручное писание царя, где тот "отрази" имя обители, патриарх Никон вложил в серебряный ковчежец, который был поставлен под церковным престолом. 18 октября, согласно первой редакции "летописи", были установлены два креста — Елеонский на том месте, где царь нарек монастырь Новым Иерусалимом, и закладной — на месте будущего каменного собора (7). Во второй редакции "летописи" архимандрит Никанор сохранил сведения только об установке Елеонского креста.

Надпись на последнем связывает освящение церкви и наречение имени монастырю с 18 октября 1657 г. и до деталей совпадает с "летописью" архимандрита Никанора (что лишний раз свидетельствует в его пользу как автора надписи) (8).

Как можно заметить, для учеников патриарха Никона вопрос о том, когда был основан Ново-Иерусалимский монастырь, имел второстепенное значение. Важнейшим для них являлся вопрос, кто именно дал название обители. И Иоанн Шушерин, и архимандрит Никанор писали об этом более чем три десятилетия спустя, когда ни царя Алексея Михайловича, ни патриарха Никона, ни большинства очевидцев наречения имени Ново-Иерусалимской обители уже не было в живых, страсти вокруг допустимости ее названия улеглись, а документы — скрыты в архивах. Очевидно, в меньшей степени это было связано с апологией патриарха Никона, который на Священном Соборе 1666 г. был обвинен в самовольном присвоении монастырю имени "Новый Иерусалим" (сам обвиняемый не отрицал того, что это название дал он). Вопрос о том, кто назвал Ново-Иерусалимский монастырь в первую очередь был апологией исконного имени этой обители, которая по решению Собора 1666 г. была возвращена к первоначальному названию — "Воскресенский монастырь, что на Истре-реке". Вот почему и в надписи на Елеонском кресте, и в сочинении Иоанна Шушерина, и в "летописи" архимандрита Никанора последовательно проводилась версия, согласно которой имя "Новый Иерусалим" дал монастырю не патриарх Никон, а лично царь Алексей Михайлович, что дезавуировало решение Собора. При этом архимандрит Никанор прямо ссылался на надпись на Елеонском кресте как на важнейшее доказательство этого факта, современного основанию монастыря. Говоря точнее, открытая для обозрения всех приходящих в обитель эта надпись с упоминанием о том, что монастырь был наречен Новым Иерусалимом царем Алексеем Михайловичем, служила весомым аргументом и против обвинений патриарха Никона в самовольном присвоении имени "лавре", и против "самовольного" решения Собора 1666 г. о запрещении именования обители Новым Иерусалимом.

При этом и Иоанн Шушерин и архимандрит Никанор расходятся в одной очень немаловажной детали. Первый говорит о том, что грамоту о наименовании монастыря "Новый Иерусалим" Алексей Михайлович прислал с дороги, отъезжая от монастыря. Архимандрит Никанор — что данная грамота была написана прямо на Елеонском холме, во время обхода царем и патриархом окрестностей обители. Видимо, под влиянием сочинения Иоанна Шушерина в русской книжности рубежа XVII–XVIII вв. с происхождением названия "Новый Иерусалим" стали связывать письмо царя Алексея Михайловича патриарху Никону, направленное из Саввино-Сторожевского монастыря (9). Распространенное в многочисленных списках, приложенных к "Известию" Иоанна Шушерина, оно было озаглавлено "Список с государевы грамоты слово в слово, какова прислана, его государевою рукою писана, в Воскресенский монастырь, и по сей грамоте прозвася Новый Иерусалим". В нем царь действительно называл Воскресенский монастырь Новым Иерусалимом, свидетельствовал, что "паки не зарекалися и не зарекаемся, и паки приезжать" и сообщал о посылке 15 стрельцов из Саввино-Сторожевского монастыря в Ново-Иерусалимскую обитель (10). Архимандрит Леонид датировал это письмо 20 октября 1660 г. (11) Впоследствии эту точку зрения поддержал и М.В. Толстой (12). С.К. Севастьянова снизила датировку до 20 октября 1657 г. (13) Обе даты произвольны: в известных мне списках письмо датировано 10 октября без указания года (14). Тем не менее, именно это письмо архимандрит Леонид отождествил с упоминаемым в надписи на Елеонском кресте и в сочинениях Иоанна Шушерина и архимандрита Никанора "царским рукописанием", которое патриарх Никон вложил в серебряный ковчежец и поместил под престолом Воскресенского собора. Основанием для этого заключения архим. Леонид считал упоминание серебряного ковчежца с царским письмом в описи монастырской ризницы 1679 г. (15) Действительно, эта реликвия, хранившаяся под престолом деревянного Воскресенского собора, могла оказаться там после его разборки. Однако содержание письма, находившегося в серебряном ковчежце, не имеет ничего общего с "царским рукописанием" в передаче Иоанна Шушерина. Наконец, по версии последнего, "рукописание" было направлено патриарху Никону вскоре после отъезда царя из Ново-Иерусалимского монастыря, что не находит подтверждения в Дворцовых разрядах: 18 октября 1657 г. Алексей Михайлович возвратился в Москву сразу, без заезда в Саввино-Сторожевский монастырь (16).

Вопрос о том, кто же первым, глава государства или глава Церкви, назвал Воскресенский монастырь "Новым Иерусалимом", и какое отношение к этому имеет вышеупомянутое письмо, позволит решить параллельный анализ официальных документов, исходящих из учреждений, подведомственных царю и патриарху.

Всю статью можно прочитать здесь:
http://www.ierusalim.ru/hram/hram7.php

@темы: 1657, архимандрит, воскресенского, иерусалим, иерусалимом, имени, иоанн, иоанна, летописи, монастырь, монастырю, монастыря, никанор, никон, никона, никону, новый, новым, обители, октября, патриарх, патриарха, патриарху, письмо, собора, царя, церкви, шушерин, шушерина, этом

19:45 

CD13. Толкование книги притчей Соломоновых. Главы 16-31. Формат MP3

Вот уже почти три тысячи лет эта книга Ветхого Завета является источником мудрости, лаконичные и образные наставления мудрого Царя "для сообщения простодушным - смышлености, юноше - знания и рассудительности". Здесь можно найти ответы на многие вопросы как духовного так и мирского , бытового, семейного характеров...

http://feostudio.ru/shop/audio/details/285/3/audio/cd13-tolkovanie-knigi-pritchey-solomonovih-glavi-16-31-format-mp3.html

@темы: бытового, ветхого, вопросы, духовного, завета, знания, источником, книга, лаконичные, лет, мирского, многие, мудрого, мудрости, найти, наставления, образные, ответы, простодушным, рассудительности, семейного, смышлености, сообщения, тысячи, характеров, царя, юноше, является

19:19 

Жизнь за царя (рецензия на фильм П.Лунгина)

Вокруг царя – доверенные и проверенные, – опричнина. А в стране всюду враги, иноземные деньги, подкуп, измена… Прошу прощения, забыла сказать, что фильм Царь про Ивана Васильевича, которого именовали Грозным. Так он и вошел в историю. А впрочем, какая разница какой царь и как его именуют? Ведь царь и холопы – это проклятие России от века до века.

Низко кланяюсь создателям великого фильма. Всем – сценаристам, режиссеру, актерам, оператору, композитору, словом всем, всем, всем. Но замечу, что царь в исполнении Петра Мамонова – это, как говорится, песня отдельная. У него космический талант. Он неповторим и неповторяем в каждой сцене: униженно молится, прося подать божий знак; весел, когда перед ним медведь рвет приговоренного; нежен и ласков с девочкой-сироткой; счастлив прибытием Филиппа (великий, незабываемый Олег Янковский), ибо без митрополита никак царю нельзя и т.д. Актер играет. Нет, два часа фильма – он и есть царь. Как же меняется его взгляд, интонация. Никаких криков, все тихо и даже благостно. Все может объяснить ласково, убедительно и даже то, что без жестокости царю не обойтись, и потом враги (внутренние) ведь сами признаются (о пыточных подвалах вроде и не ведает), что замышляли заговор, от Сигизмунда (Жигимонта) деньги получили, извести помазанника Божия собирались… Казнят заговорщиков ежечасно, но по суду и следствию. На все форма есть, законная. Царю нужны верные, а значит запятнанные. Вот и Митрополита захочет он испытать, передав ему право "печалования", но тот суд вершить не возьмется, знает, какие кровавые дела вторит Иван Васильевич.

А народ у Красного крыльца плачет да причитает, ждет царя-батюшку горе свое высказать, а царь-батюшка говорит им, что в грехе погрязли, и, холопы головой оземь и перед царем – серые, убогие спины. А самый верный холоп шепчет царю, что хорошо бы их в грязь брюхами… Ну, как тут слово молвишь?

Роятся вокруг Хозяина опричники, сытые, кровью напитавшиеся, готовые порвать любого. Даже "ату" не ждут. Царя постепенно к рукам прибирают: когда нужно вперед подтолкнут, а иной раз и в неведении оставят. Окружают его плотно. Вот один из самых усердных, он же шут (блистательный Иван Охлобыстин), и про злонравную царицу вольную песенку поет, вавилонской блудницей называет. Его, правда, Иван велит в костер, а ее (по подозрению) обещает заточить в монастыре.

Есть такое латинское изречение: "Каков царь – такова и свита". В России на протяжении всей истории части этого изречения меняли порядок. Цари не только отделены от народа, их свита тоже в пограничном состоянии, сама по себе. Немец-изобретатель (Виллэ Хаапасало) говорит царю: "Тот, кто ближе к государю – обжигается, а кто дальше – замерзает". От того все испокон веку ищут именно теплого места.

Огнем и мечом уничтожают заразу, под корень вырубает семьи, а она не только не идет на спад, но ширится. Вера, – если и есть, то только в царя. Людям веры нет. Потому казнят и доносчика и оклеветанного. Вершит царь страшный суд на земле – "чтоб чисто было". А над ним воронье кружит.

Подогревается опричниками. Вот и Митрополит Филипп уже не угоден, не люб: каяться, повиниться перед Богом зовет. Кого зовет? Помазанника Божия. И Филиппку (холопа, лишенного царем сана) велит в кандалы и в монастырь на цепь на радость опричникам, скалящим гнилые рты.

Царь. Власть от Бога, который проповедовал любовь, милосердие, отвергал зло и насилие. Так от какого Бога?

Наверное, есть в самом слове власть что-то магическое. Особенно в России. Кто не сядет на трон, тот и самодержец. У того и голова кругом от упоения вседозволенностью. А рядом холопы разного ранга, свои проверенные, поют Осанну. И невдомек им, что есть и людской, и Божий суд, что люди иногда устают и от страха…

Последние кадры фильма: Иван Васильевич Грозный задумал повеселить московский люд. Звенят зазывая колокола, голосят глашатаи, стоят корзины с пирогами, сосуды с вином, сидит на своем месте Царь… Камера уходит в закрытые дома и ворота, в пустой безлюдный город. Только одна собака нарушает жуткое безмолвие: бегает от бочки к бочке, нюхает снедь, что-то жует.

Сам Иван Васильевич Грозный растерян. И с недоумением говорит: "А где же мой народ?" Не холопы, а именно народ. И последний кадр: на экране одно слово: "Царь". Один.

Воплощение идеи и темы фильма настолько совершенны, что заставляют забыть о недостатках картины. Не могу их назвать. Картина смотрится на одном дыхании. Только зрачки порой расширяются. Не от жестокости, нет. Фильм этим не страдает. От слов, от убедительности царя, от магии его исполнителя. Или света, который исходит от Олега Янковского. Это не свет камеры, а что-то необъяснимое вокруг похожего на икону лица актера. Страшно осознать, что этот фильм последний для него. Страшно подумать, что в этой роли мог быть кто-то другой. Нет, не мог бы.

Здесь все актеры, даже в эпизодах не похожи на себя. Александр Домогаров (Басманов), поистрепавшийся в сериалах и не всегда достойных работах вдруг предстает большим артистом. И взгляд завораживающе ужасает и жесты верно найдены.

А воевода Колычев (Алексей Макаров) – мучимый пытками на дыбе? Сердце обливается кровью, видя его страдания. Не физические. Он страдает, в его глазах это читается, о том, как проливал кровь за отечество, которое теперь его казнит, как видит мучения своего дяди, низложенного митрополита, как ругает он себя за то, что не переубедил его бежать из города, где забыли о Боге. А ведь предупреждал…

Малюта Скуратов – Юрий Кузнецов. Это серьезнейшая работа актера. Вернейший пес, беспрекословно выполняющий все приказы, предвосхищающий их, просит у врага, которого пришел убить (Филиппа) помощи в исцелении сына. Он разрывается между "долгом" и последней надеждой. Его даже жаль. Ребенок, которого он лелеет и взращивает в тех же подвалах, в которых уничтожает людей, умрет.

А смех царицы (Рамиля Искандер). Содрогаешься от этого адского заливающегося смеха. А презрительный взгляд на толпу, готовую удавить друг друга за монеты, которые бросает она в праздник с Красного крыльца.

Массовка фильма – отдельная тема. Из картин последних лет нельзя найти ничего подобного, могущего встать в сравнение с этим фильмом. Масштабность и дотошность в деталях при съемке сочетаются с невероятной динамикой. Вроде ничего и не происходит, а оторваться невозможно. Это полное погружение не в эпоху, а в осознание истоков многих сегодняшних бед. И их последствий. Фильм – не исторический, он современный. Оттого то и бежит по спине прохладца, что кроме декораций ничего с тех пор не изменилось. В себя приходишь только после аплодисментов, которые непременно звучат в собравшем людей разных поколений и убеждений, зале кинотеатра.

Автор: Эмилия Деменцова


http://www.pmvs.ru/shop/product/car/

@темы: бога, васильевич, ведь, взгляд, власть, вокруг, враги, всем, говорит, грозный, деньги, зовет, иван, которого, митрополита, народ, ничего, проверенные, россии, себя, стране, суд, фильм, фильма, холопы, царем, царь, царю, царя, что-то

20:23 

Фестиваль «Потешные маневры».

7 ноября Истра в очередной раз станет Столицей Международного Фестиваля «Потешные маневры», участники которого продемонстрируют гостям мероприятия всю масштабность и грандиозность событий 1698 года, когда под стенами Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря состоялась битва между сподвижником царя Петра Первого генерала Гордона и взбунтовавшихся против царя стрельцов. Великая Российская Империя начиналась на Истринской земле. Фестиваль посвящен всем россиянам павшим на полях междоусобной брани.

Это событие нельзя пропустить, Истра и военно-исторический клуб «Штурм» ждет Вас!
Подробнее на сайте монастыря:

www.ierusalim.ru/index.php?subaction=showfull&i...

@темы: 1698, битва, воскресенского, всю, года, гостям, грандиозность, истра, истринской, маневры, масштабность, между, международного, мероприятия, монастыря, ново-иерусалимского, ноября, очередной, петра, потешные, событий, состоялась, сподвижником, станет, стенами, столицей, участники, фестиваль, фестиваля, царя

Сообщество newierusalim

главная